Моника Белуччи & Венсан Кассель: Любовь на расстоянии

Заносчивый страшила!" ― подумала 32-летняя итальянка, познакомившись со своим партнером на съемочной площадке фильма "Квартира". Это было в Париже в 1996 году. 30-летний француз с перебитым носом и всклокоченными волосами не подкачал, продемонстрировав красавице полное пренебрежение к ее очевидным достоинствам. По иронии судьбы, герой Касселя был без памяти влюблен в героиню Белуччи. 

На деле же, едва режиссер командовал: "Стоп! Снято!", актер бросал партнерше: "До скорого!" и отправлялся в рейд по ночным клубам в поисках быстрой любви. В одном из них он как-то приметил эффектную фигуристую брюнетку. Подошел познакомиться ― и обнаружил, что они уже знакомы. Это была Моника. К тому моменту она уже в полной мере оценила актерское дарование Венсана, перестала обращать внимание на его парижские замашки, и даже его сомнительная внешность начала казаться ей весьма привлекательной. Из клуба они ушли вместе, на премьеру "Квартиры" явились рука в руке ― и запустили машину бесконечного обсуждения своих отношений. 
"Два мира, два детства" ― это про них. Кассель ― отпрыск типичной парижской богемной семьи. Родители, известный актер и журналистка, расстались, когда Венсану было двенадцать. Мама укатила в Америку, папа, занятый собственной карьерой, отправил сына в закрытый колледж. "Это было тяжко, ― вспоминает Кассель. ― Тебя заставляют расти в замкнутом мирке, где обитают исключительно сверстники и действуют абсурдные правила. Я бы никогда не послал туда своих детей!" Монику, появившуюся на свет в небогатой семье из итальянского городка Читта ди Кастелло, всегда окружала толпа любящих родственников. Правда, как в любой итальянской семье, львиная доля обожания доставалась все же не ей, девчонке, а многочисленным кузенам и племянникам. Она вдоволь насмотрелась на избалованных парней, с которых буквально пылинки сдували тетки и бабушки. Возможно, именно поэтому ей всегда нравились другие молодые люди ― самостоятельные, пробивные, нагловатые. Да и культ семьи, одна из типичных черт среднестатистического  итальянца, всегда был ей чужд. 
"Рутина убивает страсть, ― по сей день считает Белуччи. ― Шумная семья, которая каждый вечер усаживается за общий стол, обсуждает происшествия дня, смотрит телевизор и расходится по спальням ― это не для меня". Начав встречаться с Венсаном, Моника поставила ему жесткое условие: каждый из них ― сложившаяся личность, у каждого своя, давно налаженная жизнь, и менять ничего не нужно. Другими словами, любовь любовью, а квартиры отдельные, и никаких попыток ограничить чужое личное пространство. Венсан с радостью согласился. В 1999 году он так же радостно принял еще одно предложение Моники ― пожениться, тем более что и оно не подразумевало обязательного проживания под одной крышей. И даже в одной стране. Обменявшись брачными клятвами, молодожены расстались: Моника улетела в Лондон, где у нее есть квартира, Венсан остался в Париже. 
Несколько лет они так и жили: встречаясь, расставаясь, счастливо улыбаясь в объективы фотокамер и яростно выясняя отношения, когда этих камер поблизости не было. "Моника итальянка, а все итальянки ревнивы", ― улыбается Кассель. Надо сказать, он не единожды давал повод для слухов о том, что не все ладно в их странном семействе. В любовницах Касселя, мнимых или настоящих, значились то актриса Дженнифер Энистон, то модель-бразильянка. Моника, если верить слухам, тоже была не прочь свернуть на сторону. Одно время молва упорно приписывала ей более чем дружеские отношения с Брюсом Уиллисом. И это якобы послужило причиной грандиозной ссоры между супругами, закончившейся тем, что в 2002 году Моника подала заявление на развод. Вскоре случился еще один "развод". Тогда газеты обсуждали странное поведение Белуччи и Касселя на очередном Каннском кинофестивале: супруги прибыли по отдельности, жили в разных гостиницах и нигде не появлялись вместе. "Бывает, ― комментирует Кассель. ― Мы нормальные люди, между нами случается всякое. Я люблю Монику и счастлив, что живу с человеком, который, как и я, больше всего ценит свободу". 
Ну а что насчет ревности? "Мои предки по материнской линии родом с Корсики, от них я и унаследовал свой бешеный нрав, ― ухмыляется Кассель. ― Но если серьезно, я предпочитаю не изводить себя подозрениями". "Мне кажется, это против природы ― жить с одним человеком, ― размышляет Моника. ― По большому счету, мы все-таки животные. И мы все меняем партнеров. Просто не всегда говорим об этом". Носят ли эти рассуждения теоретический характер или подкреплены практикой, никто точно не знает. 
В 2004 году произошло событие, заставившее Венсана и Монику ненадолго съехаться и зажить, наконец, "нормальной семьей": на свет появилась Дэва Кассель. Венсан не скрывал удовольствия, которое ему доставляет возня с малышкой, включая смену грязных подгузников. Правда, он не забывал всякий раз добавлять, что как только девочка подрастет, их с Моникой жизнь вернется на круги своя. Так и вышло. Сейчас Дэва проводит больше времени с мамой, путешествуя с ней по съемочным площадкам. "Рассказы о сумасшедших итальянских мамочках-наседках ― вовсе не сказки! ― смеется Кассель. Сам он уже строит планы относительно будущего дочери: "Мне по душе идея, чтобы Дэва росла с родителями, а не в каком-то образовательном заведении. Но вот когда ей исполнится двадцать, я непременно выставлю ее из дому. Надо, чтобы она самостоятельно осваивала мир вокруг". 
Сколько семей, столько и рецептов семейного счастья. Возможно,  рецепт Белуччи и Касселя ― живи и дай жить другому ― не всем подходит. Но их самих вполне устраивает. 

Авторы фото: налинцева |
Rambler's Top100
Вчера смотрел Анатомия страсти на русском языке. Отличные американские сериалы. Охранные услуги: охранная сигнализация
Вчера смотрел Анатомия страсти на русском языке. Отличные американские сериалы.