Легенда

ЛЮТИКИ-ЦВЕТОЧКИ

Имя Георгия ВИЦИНА у массового зрителя связано в основном с комедиями Леонида Гайдая, где актеру была отведена роль Труса. Эта личина приросла к нему на долгие годы. Между тем творческий дебют Вицина – успешный, блестящий – был далек от комедийного жанра. Возможно, поэтому даже в самых смешных его ролях угадываются драматические интонации.

 

 

Георгий Вицин овладевал актерским мастерством в училище при Театре имени Вахтангова и в Студии при втором МХАТе. В 1936 году начал выступать в театре-студии под руководством Николая Хмелева, в 1937-м перешел в Театр имени Ермоловой. С 1969-го работал в театре-студии киноактера. Снялся более чем в 80 фильмах. Кроме кино занимался озвучиванием мультфильмов, а съемки в телевизионном «Кабачке «13 стульев» лишь прибавили ему популярности. Скончался 22 октября 2001 года на 85-м году жизни.

 

 

Биографы Георгия Михайловича так и не пришли к единому мнению относительно даты и места его рождения. По одним источникам, он родился в 1918 году, по другим – в 1917-м; одни  называют его родиной городок Териоки, что входил в состав Великого княжества Финляндского Выборгской губернии, другие – сам Петроград. Так или иначе многое в судьбе Вицина, как творческой, так и личной, покрыто тайной. А лучше сказать – маской, которую он не снимал до конца своих дней.

 

ГОДЫ НЕ ВЛАСТНЫ
По легенде, Вицин убавил себе год, когда поступал в театральное училище. Одержимость не только казаться, но быть моложе своих лет владела им с детства – с тех самых пор как врачи нашли у него болезнь, грозившую полной обездвижимостью. Мать отдала сына в лесную школу, где его научили дыхательной гимнастике и йоге. Физический недуг Гоша победил – недаром мама назвала его в честь Георгия Змееборца, но страх и неуверенность остались. Мальчик видел один способ избавиться от этих двух зол: пойти в артисты.
Ему удалось стать актером вне возраста. В 37 лет (а в кино Вицин пришел достаточно поздно) он сыграл 18-летнего футболиста Васю Веснушкина в «Запасном игроке», примерно в то же время – 70-летнего «деревенского философа» деда Мусия в «Максиме Перепелице». Своего любимого героя Мишу Бальзаминова, которому по пьесе было двадцать с небольшим, Вицин изобразил, будучи 47-летним отцом семейства. Поразительно, но маменька Бальзаминова, актриса Людмила Шагалова, в реальной жизни была на пять лет моложе «сынка». Вегетарианство и полный отказ от табака и алкоголя, чему Вицин оставался верен всю жизнь, делали свое дело. Определенную роль играл, конечно, и грим, который актер накладывал всегда сам. «Где сеточку из краски нарисовал, где веснушки сделал, чтобы морщин не было, – вспоминал Георгий Михайлович работу над образом Мишеньки. – Нос подтянул, шпатлевку смешал с красной краской, чтобы лицо похудело... Из-за столь сложного грима я называл эту картину «Женитьба Бальзамированного».   

 

ИЗ ЛИЧНОГО
Хроническую застенчивость, в отличие от персонажа Островского, он тоже победил, благо в молодости (как рассказывали очевидцы) Вицин был «сексуально неотразим». В театральной богеме долго обсуждался роман юного актера Театра имени Ермоловой Гоши Вицина и его коллеги по сцене Дины Тополевой. «Ты для меня загадка, над которой я ломаю – пустяки, если бы только голову, – свое сердце», – писал он ей. Положение осложнялось тем, что она была намного старше его и замужем. Причем за худруком того же театра Николаем Хмелевым, которого Вицин считал своим учителем. Между тем Дина ушла к Гоше, и, что самое удивительное, Хмелев их благословил, продолжая считать Вицина своим самым талантливым учеником (кстати, сам вскоре отбил у Михаила Яншина Лялю Черную). Вицин и Тополева прожили в гражданском браке почти двадцать лет – до тех пор пока Георгий Михайлович не встретил Тамару Мичурину, племянницу знаменитого селекционера.
Она влюбилась в него заочно. Устроившись декоратором в театр, шла по фойе и рассматривала фотографии актеров, которые на тот момент были на гастролях. Глаза Вицина заглянули ей в самую душу. Под Пасху труппа вернулась в театр. «Девочки, я пришел похристосоваться!» – Вицин буквально ворвался в бутафорскую с крашенками. Расцеловался со всеми. А с Тамарой, которая была похожа на Дину, как родная сестра, – как-то особенно трогательно. Они стали встречаться. Поженились, родили дочь Наташу. Счастливый отец (ему было уже под сорок) не мог на нее надышаться, налюбоваться...  
Будучи любящим мужем и нежным отцом, Георгий Михайлович продолжал жить на два дома. Он содержал Дину всю жизнь, до самой ее кончины. Привозил ей продукты, лекарства, летом увозил к себе на дачу – и Тамара Федоровна поддерживала его в этом. Более того, Вицин устроил так, что его дочь стала дружна c «тетей Диной». Наташа действительно считала ее своей теткой. Драматические сюжеты иной раз подкидывает судьба!

 

СМЕНА РОЛЕЙ
А Вицин, собственно, и был драматическим актером. Считается, что впервые он появился на экране у Сергея Эйзенштейна – в мимолетной роли опричника во второй серии «Ивана Грозного». Сам Георгий Михайлович отрицал этот факт, уверяя, что «Эйзенштейна в глаза не видел». В действительности его первой работой стала лента Сергея Юткевича «Здравствуй, Москва!», где он сыграл железнодорожника. Через год, в 1950-м, Григорий Козинцев позвал его на роль Гоголя в фильме «Белинский». Николай Васильевич в исполнении Георгия Михайловича был так похож, так убедителен, что вскоре другой Григорий, Александров, показал Вицина в том же образе в «Композиторе Глинке».
Необъятные горизонты классики простирались перед актером. Ян Фрид дал ему роль сэра Эндрю Эгьючика в «Двенадцатой ночи», тот же Козинцев снял в «Дон Кихоте» в роли Карраско... Козинцев вообще делал на него большие ставки. Уже тогда режиссер задумывал «Гамлета» и «Короля Лира» и на первые планы прочил не кого-либо, а Вицина. Да что говорить, если сам Иван Пырьев едва не утвердил Гошу на роль князя Мышкина!
Все «испортил» Леонид Гайдай.
В 1961-м вышла его короткометражка «Пес Барбос и необычный кросс», открывшая всенародно любимую эпопею о «несвятой троице». Когда Козинцев увидел Вицина в роли Труса, он схватился за сердце: «Какого драматического актера мы потеряли!»  «Зато какого комического обрели!» – успокоил его Александров. Что интересно, оба были абсолютно правы.

 

АНТИГАМЛЕТ
Гайдаевский эксперимент вызвал к жизни целую плеяду вицинских алкоголиков, воспринимаемых в брежневскую эпоху исключительно в комедийном ракурсе. В какой-то мере Вицин возродил амплуа скомороха. «Обезьянка, дурачок, шут гороховый», – отозвался о нем некий мхатовский классик. Георгий Михайлович мягко ответил: «У нас только пьяные становятся сами собой, отчего я и люблю их играть». Что интересно, у зрителя складывалось устойчивое мнение, что и сам актер шибко закладывает, хотя, повторимся, он шарахался от рюмки, как от чумы; на съемках «Кавказской пленницы» в него с трудом влили кружку пива. Интеллигент в вытрезвителе из «Пути к причалу», пьяный в «Первом троллейбусе», монтер Мечников в «Двенадцати стульях», снова пьяный в «Моей судьбе», пан Цыпа из приснопамятного «Кабачка» – Георгий Вицин, то есть его герой, казалось, не просыхал. Все эти юродствующие маргиналы в помятых пиджаках и съехавших набок шляпах, незлобивые, трогательные в своем безволии, близкие и понятные народу, были призваны веселить этот самый народ.
И Вицин веселил. Лишь изредка, в минуту «просветления», становясь добрым Волшебником («Старая, старая сказка») или злым («Сказка о потерянном времени»), или обаятельным прохиндеем («Деловые люди»), или трагичным Хмырем («Джентльмены удачи»), который, между прочим, в титрах значился как Гаврила Петрович Шереметьев.
Гамлетовский вопрос Вицин решил на свой манер – вернее, в контексте восточной духовной практики, которую исповедал с юности. Достойно ли смиряться под ударами судьбы? Достойно, если это помогает сохранить душу и любовь к ближнему – такому же, в сущности, слабому и несчастному.
«С режиссером я не конфликтую, – говорил актер. – Самое страшное, что я могу сделать, это нарисовать на него шарж. Дружеский». Коллеги любили Вицина и прощали ему чудачества. Так, например, посреди съемок он мог удалиться для медитации или короткого сна, или чтобы постоять на одной ноге, посидеть в позе лотоса, похрустеть орешками («Очень полезно для здоровья»), подышать одной ноздрей... Съемочная группа терпеливо ждала.  
Слава его была равнозначна его же скромности. Однажды Вицин, Никулин и Моргунов давали концерт в Тольятти, посвященный какому-то юбилею «Операции «Ы», после чего актерам предложили купить по автомобилю «Жигули» без очереди (неслыханный случай в советское время). Вицин отказался: «Спасибо. Мне бы зеркальце от машины, чтобы гримироваться».
И взял зеркальце... Негоже лицедею возвращаться с гастролей на авто, полученном по блату, – это дурная комедия.
Он как будто даже побаивался  своей известности. «Сколько замечательных актеров погибло, когда их начинали выдвигать, популяризировать! – сокрушался Георгий Михайлович. – А нервная система у артистов слабая, неустойчивая... Вот Шукшин – как себя загубил? Не мог отдыхать. Его отправляли в санаторий, а он убегал. Мир так устроен, что выживает сильнейший. Не по уму и таланту, а в физическом плане. Олег Даль умер, Высоцкий умер, а другие живут. Я еще в свои двадцать лет понял, что если слава подкрадывается, надо прятаться».

 

БЕЗ МАСКИ
И он прятался. Надевал серый плащик, натягивал на глаза кепочку и сливался с толпой. «Я не Вицин, я его брат», – открещивался, когда узнавали в очереди в гастрономе. Газет и журналов не выписывал. Зато читал Овидия, Горация, Петрарку, Шекспира – словно штудировал роли, которые не сыграл. «У него в доме восемьдесят пять тысяч книг! – поражался Евгений Моргунов. – В какой бы город мы ни приехали, он тут же отыскивает книжный магазин» (как тут не вспомнить знаменитый вицинский пассаж «Вы не подскажете, как пройти в библиотеку?»). Кроме прочего, Георгий Михайлович прекрасно рисовал и лепил. А еще любил наблюдать звездное небо в телескоп с балкона своего дома в Кривоколенном переулке, вместе с женой и дочерью. На землю, однако, тоже спускался. Говорили, завидев бомжей, копошащихся у мусорных баков, выносил им горячие сосиски, хлеб, несколько десятирублевок... Регулярно подкармливал бездомных собак и кошек. Иных выхаживал у себя дома и сдавал в зоомагазин, непременно с пакетом молока. У него самого в квартире жировали два попугая и три собаки. Попугаи были говорящими. Встречая хозяина, распускали хохлы и донимали его одной и той же репликой: «Что ты все бегаешь? Иди поспи!»
Из всех птиц, однако, больше всего уважал голубей – прямо как Бальзаминов. В свое время Вицин считался голубятником номер один на Арбате.
«Я должен идти кормить пернатых», – говорил, набивая карманы пшеном, хлебными мякишами, орешками, которыми сам же питался. Голуби и прочая крылатая тварь слетались к подъезду заранее. Дети даже стишок сочинили: «Если летят птицы, значит, идет Вицин».
Георгий Михайлович жил тихо, счастливо, самодостаточно. Радовался миру и каждому Божьему дню. Единственное, что его огорчало, – неустройство личной жизни обожаемой дочери. Когда Наташа выросла и «отделилась» от родителей, папа чуть ли не ежедневно ездил к ней через весь город с кастрюлькой супа в портфеле, тщательно обернутой полотенцами.
В больницу его забрали прямо со сцены. Он пришел в театр, уже недомогая. Предусмотрительные коллеги вызвали «неотложку» – врачи стояли за кулисами, пока Вицин играл. Он отработал так хорошо, что никто из зрителей ничего не заподозрил. Как только опустился занавес, артист оказался на носилках.
В день похорон актеры принесли к дому Вицина клетки с двенадцатью голубями. Когда гроб выносили из подъезда, птиц выпустили. Они сделали над домом несколько кругов и растворились в небесах. Только одна голубка не улетела – упала
мертвая.

 

 

Актер интересовался восточными духовными практиками, в то время как само слово «йога» в СССР знали лишь единицы. Он скупал у букинистов различные книги, изучал их и выбирал то, что ему подходило. Таким образом Вицин был йогом-самоучкой, однако результатов добился впечатляющих. Мог, например, выспаться за 15 минут, замедлять или убыстрять пульс (что, по его мнению, помогало лучше войти в образ), обходиться минимумом пищи, причем вегетарианской, и до последних лет ничем не болел. У него даже не было медицинской карты в поликлинике. Не признавал табака и алкоголя. «Самое страшное, что придумали люди, это застолье», – говорил он Никулину и Моргунову.

 

 

Лучшие фильмы

«Белинский», в роли Николая Гоголя (1951)

«Василий Суриков», в роли Ильи Репина (1959)

«Деловые люди» (1963)

«Операция «Ы» и другие приключения Шурика» (1965)

«Старая, старая сказка» (1968)

"Джентельмены удачи" (1971)
 

Авторы текста: Алексей Шлыков |
Rambler's Top100
Вагонка профиль штиль лиственница по низкой цене вагонка лиственница цена. . кухонный мойки гранитной крошки; цена мойка для кухни Blanco Vitis S Хром и Гранит Silgranit . Срочномен деньги в долг займ vspz.ru/page/poluchenie_zaima_online.
Вагонка профиль штиль лиственница по низкой цене вагонка лиственница цена. . кухонный мойки гранитной крошки; цена мойка для кухни Blanco Vitis S Хром и Гранит Silgranit . Срочномен деньги в долг займ vspz.ru/page/poluchenie_zaima_online.